gototopgototop

Главное меню

Испытание огнем

Летний субботний день 21 июня 1941 года стал последним мирным днем страны. А утро нового дня было взорвано фашист­скими бомбами и снарядами. С рассвета 22 июня начался отсчет дней и ночей героической войны, которую наш народ назвал Великой Оте­чественной.

Тяжелую весть о вероломном нападении гитлеровской Германии на нашу Родину злынковчане узнали из правительственного сообще­ния по радио в середине дня. Набатом прозвучали слова "Советская Родина в опасности. Все на ее защиту!" Несмотря на воскресенье ты­сячи людей разного возраста собирались у военкомата, райкомов партии и комсомола, они были готовы к защите своей страны. Моби­лизация призывных возрастов в городе и районе началось на следую­щий день. В военкомат поступали десятки, сотни заявлений от добро­вольцев, от тех, кто по возрасту или состоянию здоровья не подлежал призыву в армию. Особенно много заявлений в те дни поступало от молодежи и комсомольцев Злынки и Злынковского района. С. Юрченко, А. Дайнеко, П. Казакевич, Л. Садовская, Г. Малюков, А. Логвинов и другие просили направить их на фронт, чтобы, не щадя жизни, бо­роться за свою Родину. Многие из них вскоре стали ополченцами, партизанами.

"На 25 июля вступило в полк народного ополчения 830, из них коммунистов 118, комсомольцев 138. В числе ополченцев 411 человек служили в РККА. Подразделения полка созданы по территориально­му принципу. Разработана программа занятий"—докладывал 30 июля 1941г. Орловскому обкому партии секретарь Злынковского РК ВКП/б/ Михаил Захарович Мухин. Предприятия города и района срочно пе­рестраивали свою работу на выпуск продукции для нужд армии. Мебельная фабрика им. Чкалова в короткий срок освоила изготовление деревянных прикладов для винтовок и автоматов.

Ввиду быстрого продвижения немецко-фашистских войск на вос­ток командование Красной Армии приняло решение о создании стра­тегического оборонительного рубежа на линии Витебск—Могилев— Жлобин—р. Десна—р. Днепр, а "в районе Злынки по полям, лесам и болотам нужно было на сотни километров вырыть три полукольца про­тивотанковых рвов, соорудить для них прикрытия, доты". Тысячи жителей города и района, в основном старики, женщины, подростки, приступили к выполнению этого задания. Первый противотанковый ров вскоре появился на западной окраине Злынки у поселка машинотракторной станции. Помимо этой работы район должен был оказать помощь в строительстве рубежей обороны для армий второго эшело­на Западного фронта на линии Ржев—Вязьма—Киров — Брянск— Трубчевск (по реке Десне и ее притокам). Из Злынковского района в распоряжение строительства было передано три трактора.

Злынковский райком ВКП(б) перестроил всю свою работу на во­енный лад. Ему пришлось руководить оборонительными работами, готовить к эвакуации материальные ценности района, обеспечивать начавшуюся уборку урожая, выполнять директиву СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941г. В котором предписывалась всем партий­ным и советским организациям прифронтовых областей: "... Укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам фронта всю свою деятель­ность, обеспечить усиленную работу всех предприятий, разъяснять трудящимся их обязанности и создавшееся положение, организовать охрану заводов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной связи, организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизато­рами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, оказы­вать во всем этом быстрое содействие истребительным батальонам.

При вынужденном отходе частей Красной Армии угонять подвиж­ной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно, безусловно, унич­тожаться.

О первом, далеко не героическом периоде существования Злынковского отряда, в печатных источниках либо сказано совсем по дру­гому, либо вообще ничего не упоминается. Лишь в небольшой замет­ке непосредственного участника тех событий К. С. Зайцева "Народ­ные мстители" правдиво отмечалось: " К неудачам прибавились и дру­гие трудности: не хватало продовольствия, не было землянок. Не все выдержали первые трудные испытания войной. Но остался костяк партизанского отряда..."

Приведенные выше факты из первых дней жизни Злынковского отряда основаны на записях из дневника начальника штаба отряда К. С. Зайцева, который он вел с первых дней оккупации района до нояб­ря 1942г. В марте 1943г., в связи с обострением болезни желудка, К. С. Зайцев был вывезен самолетом на Большую землю. После выздоров­ления попал в действующую армию. За боевую деятельность на фрон­те и в партизанском отряде он был награжден орденами Красной Звез­ды, Отечественной войны 2 степени и медалями.

"Новый немецкий порядок" ожесточался с каждым днем. Особен­но это проявилось по отношению к еврейскому населению. В Злынке приказом коменданта все евреи были обязаны с наиболее ценными вещами собраться на территории МТС. За уклонение от явки, как и за многие другие неповиновения, нарушителям грозила смертная казнь. Слухи о зверствах фашистов в других местах докатились и до Злынки. Но лишь немногие евреи отваживались нарушить этот немецкий приказ. При содействии своих русских соседей, рисковавших собой и жизнью своих близких, эти евреи прятались, а потом уходили в отда­ленные деревни или в лес к партизанам. Но все же основная масса еврейского населения Злынки оказалась за колючей проволокой в гет­то на территории поселка МТС. Планомерное и поголовное истребле­ние евреев началось 18 февраля 1942г., когда в противотанковом рву было расстреляно несколько сот стариков, женщин и детей. Около 65 человек было уничтожено 26 июля 1942г. Противотанковый ров стал злынковским Бабьим Яром, в котором погибло более 400 человек.

Непосильные налоги и повинности, которыми было обложено все население: заготовка дров, расчистка проезжих дорог от снега и т.п. вызывали справедливый протест жителей. Сельские жители отказы­вались сдавать хлеб, мясо и другие продукты оккупантам. Такие де­ревни как Кожановка, Серовка, Петрятинка не сдали немцам ни одно­го фунта хлеба и мяса, за это фашистские изверги в июле месяце 1942г. на глазах всего народа расстреляли из этих двух первых деревень 44 чел. и запретили хоронить их в течении трех дней. В рабочем поселке Софиевка фашисты расстреляли 25 чел., якобы подозревавшихся в связи с партизанами, в том числе и 6-месячного ребенка, а после рас­правы сожгли поселок, оставив людей без крова. В с.Дубровка рас­стреляли 20 чел. и сожгли деревню более 150 дворов, также сожгли поселки Палом и Ляды.

Расстрелами и виселицами, концлагерями и тюрьмами фашистс­кие захватчики хотели запугать советских людей, превратить их в по­слушных рабов, выполняющих только волю завоевателей. За отказ сотрудничать с ними следовало жестокое наказание. Именно за это был повешен завуч Злынковской средней школы Георгий Никифорович Богатко.

Но гитлеровцы просчитались. Мощь, таящуюся в глубинах рус­ского народа хорошо подметил еще знаменитый партизан Отечествен­ной войны 1812г. поэт Денис Давыдов. Он писал: " Огромна наша мать Россия! Изобилие средств ее дорого уже стоит многим народам, посягавшим на ее честь и существование, но не знают они еще всех слоев лавы, покоящихся на дне ее... Еще Россия не поднималась во весь исполинский рост свой, и горе ее неприятелям, если когда-ни­будь поднимется".

И настал час, когда русский не покорившийся народ поднялся. Он брал в руки оружие, шел в отряды партизан, помогал подпольщикам, чтобы внести свой посильный вклад в дело общей великой Победы над врагом.

Возрождение Злынковского партизанского отряда имени Вороши­лова началось с небольшой группы из двух человек: П. А. Маркова и К. С. Зайцева. Оставшись в лесу вдвоем, они не сидели сложа руки. Соорудили небольшую землянку, по очереди ходили в разведку, соби­рали сведения о поведении немцев, о моральном состоянии бывших членов отряда. В этом им активно помогали добровольные помощни­ки: объездчик Иван Ананьевич Сапуто, лесники Дмитрий Щерба и Даниил Прокофьевич Сусло.

Первые новости были неутешительные. В селах начались аресты бывших партизан отряда. В Дубровке, Софиевке, Рогове последовал ряд расстрелов тех, кто вернулся из леса домой. Именно в эти дни партизанская группа увеличилась вдвое. В лес вернулись чудом бе­жавшие из-под расстрела Филипп Иванович Лысенко из Дубровки и Прохор Иванович Кожуро. 5 октября к ним присоединилась группа, которая не смогла перейти фронт, в составе Савина, А. Михайлова, С. Богомаза, Купорева, Я. Черняка.

С этих дней партизаны приступили к более активным действиям. Почти в полном составе они провели первую диверсию на железной дороге. 29 октября на перегоне Новозыбков—Рыловичи под рельсы ими была заложена противотанковая мина, от взрыва которой был пущен под откос паровоз.

Отряд рос с каждым днем. Партизаны налаживали связи с населе­нием и другими партизанскими группами, собирали оружие, уничто­жали особенно рьяных немецких прислужников.

28 ноября в расположение отряда вышли остатки Первого Ста­линского Комсомольского отряда Украины под командованием Боро­викова, Волкова и Ушакова. Трое суток украинские партизаны отды­хали в Софиевских лесах, после чего в сопровождении Михайлова, Савина и Купорева ушли во Внуковичские леса.

Основные удары наносились теперь по железным дорогам, начи­налась знаменитая "рельсовая война". Вот перечень таких операций, совершенных партизанами Злынковского отряда им. Ворошилова толь­ко за апрель-май 1942г.:

26 апреля — две группы партизан взорвали железнодорожное по­лотно между Деменкой и Новозыбковом, а также между Закопытьем и Злынкой, где были уничтожены 6 немецких охранников;

28 апреля — подорван паровоз на перегоне Новозыбков—Манюки, при взрыве погибли три оккупанта;

1 мая — в честь международного праздника партизанами под ко­мандованием Халлиулина на железной дороге между Новозыбковом и Деменкой пущен под откос вражеский эшелон, разбиты паровоз и 16 вагонов, убито 6 немцев;

6 мая — на перегоне Злынка—Перевоз пущен под откос воинский эшелон, разбиты паровоз и 15 вагонов, убито 7 человек охраны;

7 мая — взорван эшелон на перегоне Злынка—Закопытье, повреж­дены паровоз и 6 вагонов;

13 мая — 40 партизан участвовало в операции на перегоне Горо­док—Злынка, в результате взрыва мины сожжены и разбиты два паро­воза и 70 вагонов с техникой и продовольствием, убито 15 оккупан­тов;

23 мая — у станции Новозыбков группой из 16 партизан пущен под откос паровоз, разбито три, повреждено 10 классныхвагонов, убито около 150 гитлеровцев;

30 мая — на перегоне Злынка—Закопытье взорвано два железно­дорожных пути, под откос пущен паровоз и 4 вагона ремонтной бри­гады, убито 60 оккупантов.

Сюда не вошли боевые операции, совершенные совместно с чер­ниговскими партизанами: диверсии на шоссейных и железных доро­гах, разведывательные рейды, разгром немецких гарнизонов, взрыв мостов, уничтожение и разоружение полиции. Как отмечал в дневни­ке К. С. Зайцев к маю 1942г. "... в отряде организованы две роты, раз­битые на взводы и отделения. Выделена разведка во главе с А. Янчуком, хозяйственный взвод под командованием П. Сафонова. Сводки Совинформбюро читаются утром и вечером. Настроение в отряде хо­рошее".

Об участии злынковских и черниговских партизан в совместныхоперациях не раз отмечал в своем дневнике и Н.Н.Попудренко. Вот только некоторые из них:

29 мая — 35 человек пошли на диверсию на железную дорогу Гомель-Бахмач через Щорс (10 человек из первой роты, 20 — злын­ковцев, 5 — парашютистов из Генштаба)

 

31 мая — группа климовцев — 11 человек, новозыбковцев — 12 человек и злынковцев под командованием Кошеля подорвали эшелон с инженерным имуществом, разбили 10 вагонов и паровоз, убили 7 немцев;

 

7 июня — вернулась разведка из Гомеля (6 человек: 3 злынковских и 3 наших), принесли исключительно ценные данные: где находятся и количество немцев, какие и где делаются укрепления, где аэродромы и т.д. По дороге эти разведчики (командир — Мартынов из Злынковс-кого отряда) достали тол и пустили под откос паровоз с тремя класс­ными вагонами, в которых ехали каратели. Убито 50 немцев.

Гриша Балицкий пустил под откос эшелон с авиабензином, унич­тожено 44 вагона с бензином, один классный вагон и паровоз. Убито 13 немцев. Ходили 15 наших и 11 злынковцев."

 

9 июня — Перегон Злынка—Закопытье. 30 партизан, из них 18 черниговцев и 12 злынковцев под командованием П.Кожуро. Разбит паровоз и 45 вагонов. Убито 9 немцев.

 

15 июня — 23 человека: 12 новозыбковцев и 11 злынковцев под командованием Халлиулина сделали налет на д. Барки. Убито 4 поли­цая.